«Молот ведьм». Часть III. Двадцать четвёртый вопрос о том, каков пятый способ произнесения приговора, в частности против сильно подозреваемого

Часть III

Cледует третья часть всего сочинения, рассматривающая способы искоренения или, по крайней мере, наказания ереси подлежащим духовным или светским судом и содержащая тридцать пять вопросов; общий вступительный вопрос предшествует им.

Двадцать четвёртый вопрос о том, каков пятый способ произнесения приговора, в частности против сильно подозреваемого

Пятый способ произнесения приговора касается таких обвиняемых, которые после разбора дела судьёй совместно со сведущими людьми признаются возбуждающими сильное подозрение в еретичестве, Это бывает тогда, когда лицо, против которого есть показания, обличающие его в еретической извращённости, не может быть при этом признано уличённым закономерными доказательствами: ни личным признанием, ни вещественными доказательствами, ни свидетельскими показаниями. Но при этом имеются веские косвенные улики, возбуждающие подозрения в его еретичестве. Против подобного обвиняемого надо действовать следующим образом: он обязан отречься от своей еретической извращённости. Таким образом, если он снова впадёт в эту извращённость, то будет соответственно этому наказан, т. е. будет передан светской власти, чтобы претерпеть последнее наказание (смотри с. accusatus, в начале de haeret., lib. VI). Подобная обвиняемая должна отречься от еретичества или всенародно, или тайно, в зависимости от того, считается ли она подозреваемой тайно или открыто, среди многих или среди немногих, среди уважаемых, почтённых людей или среди мелкого люда, Когда наступит воскресенье, назначенное для клятвенного отречения обвиняемого от ереси, проповедник обязан произнести соответствующую проповедь. Вслед за этим нотариус или клирик зачитывают, во-первых, то, в чём обвиняемый был уличён, а во-вторых, то, что возбуждает против него сильное подозрение. Затем судья предлагает обвиняемому очиститься от этого подозрения в ереси клятвенным отречением от неё. Перед обвиняемым кладут Евангелие, на которое он возлагает руку и произносит отречение, прочитывая его с рукописи или повторяя слова этого отречения вслед за читающим его нотариусом. (Содержание этого отречения сходится с отречением, приведённым в одном из предыдущих вопросов). Если обвиняемый подозревается в колдовской ереси, то он, между прочими отречениями, должен сказать следующее:

«Я клятвенно утверждаю свою веру в то, что не только обыкновенные еретики или схизматики будут мучимы вечным огнём, но и те, которые заражены ересью ведьм, которые отрекаются от веры, приобретённой при святом крещении, удовлетворяют свою извращённую похоть дьявольской скверной и наводят порчу на людей, на животных и на полевые злаки. Я клятвенно отрицаю ту ересь, или, вернее говоря, неверие, которое неверно и лживо утверждает, что на земле не существует ведьм и что будто таким образом нельзя причинять вреда с помощью дьявола. Я вижу теперь, что такое неверие противоречит учению святой церкви-матери и всех католических учёных, а также императорским законам, наказывающим подобных ведьм смертью через сожжение. Я клятвенно утверждаю, что я никогда не веровал в указанную ересь и теперь не верую. Я не приверженец её и не намереваюсь быть таковым. Я не проповедовал её и никогда проповедовать не буду».

Подобное отречение произносится на местном языке, чтобы каждый мог понять. Если же отречение происходит только в присутствии духовных лиц, то пользуются латинским языком, понимаемым ими в достаточной степени. При тайном отречении во дворце епископа или в камере суда, т. е. если отречение происходит не всенародно, надо следовать той же процедуре. После отречения судья увещевает обвиняемого, чтобы тот не впал снова в подозрение в еретичестве, и указывает при этом на возникающие отсюда последствия. После этого читается приговор (содержание которого мало чем отличается от вышеупомянутых приговоров).

Надо обратить внимание на то, что подозреваемый в еретичестве, но не уличённый в нём (будь подозрение против него лёгким или сильным) не подлежит ни пожизненному заключению, ни пожизненному замурованию. Ведь это наказание для тех, которые были еретиками и затем раскаялись. Но эти подозреваемые могут быть наказываемы за свои проступки, возбудившие подозрения в ереси, заключением на определённое время (смотри с. commissi, de haeret, lib. Vl). Такие подозреваемые не носят покаянных крестов на своей одежде. Ведь кресты на одежде – это признак раскаявшегося еретика. Подозреваемые же не могут считаться еретиками. Поэтому они и не должны носить крестов указанным образом. На них можно наложить наказание, заключающееся в том, чтобы они стояли на паперти церкви в определённые праздничные дни, держа в руках воск указанного веса. На них можно также наложить наказание в виде определённого паломничества и т. п.

Обновлено: 13.01.2020 — 22:04

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *